• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:02 

9 июня 2010

Теплый летний ночной дождь. Я люблю одинокие прогулки под дождем. Днем или ночью – неважно. Но ночью нет дневной суеты. Можно гулять и быть самим собой. Ночным охотником. Да, я ночной охотник. Я такой всего лишь два месяца, причем неполных – но как все изменилось за эти месяцы! И как изменился я сам!
За этой девушкой я шел уже несколько кварталов. Тоже любительница одиноких ночных прогулок под дождем. Я подумал, как было бы чудесно соединить их судьбы навсегда – этой девушки и этого дождя.
Я догнал ее и поздоровался.
Она поздоровалась в ответ, ничуть не удивившись и не испугавшись. Хорошая девушка. Достойная невеста для дождя.
- Вы тоже любите дождь? – спросил я.
- Очень. Особенно ночной.
- А вы хотели бы стать невестой дождя? Выйти за него замуж? Провести с ним брачную ночь?
Она засмеялась:
- А дождь – это вы?
- Нет, - ответил я. – Дождь – это дождь. Но я слышу его и понимаю. Я знаю, чего он хочет. Он просит у вас руки и сердца. Он хочет всегда быть с вами, отныне и вовеки веков.
- Вы поэт? Или последователь какой-то из новых религий? Или даже создатель религии.
- Да, - ответил я. – Я создатель религии. Я только что создал новую религию. Религию дождя. Так вы согласны выйти замуж за дождь?
- Вы такой романтик! Мне нравится. Я должна ответить немедленно? Или у меня есть время подумать?
А какой у нее божественный голос! И вовсе не визгливый! Как хрустальный колокольчик! Или как весенняя капель!
Нет, такого голоса недостоин никто из живущих. Даже я. Этот голос должен достаться только дождю.
- Боюсь, у вас нет времени на раздумья. Соглашайтесь прямо сейчас.
- А это интересно? Весело?
- Очень интересно и очень весело. Подумайте сами: ведь вы единственная на свете невеста дождя! Кто еще может похвастать таким?
- Ладно. Я согласна. Что я должна делать?
- Ничего. Просто закройте глаза.
Она зажмурилась – и я приложил к ее лицу платок с эфиром.
На скамейке в ближайшем парке я устроил им брачное ложе – ей и дождю. Я положил ее на скамейку и запрокинул ее голову, чтобы дождю было удобно ее целовать, а ей – вдыхать его капли. Иногда она беспокойно ворочалась, пытаясь очнуться, но я всегда был наготове. Капля эфира – и она снова спокойна, снова пьет, вдыхает и целует дождь. Ее дыхание становилось все более поверхностным, пока дождь окончательно не забрал ее в вечность.

Она назвала меня поэтом и романтиком. И разве все произошедшее было не поэтично и не романтично?
У меня остался на память платок – тот самый, который я смачивал в эфире. Этот платок помнит прикосновение к ее лицу и капли того самого дождя. Этот платок свидетельствует о том, что задуманный мною брак состоялся.

URL
08:01 

23 мая 2010

Таким девицам и правда жить не стоит. Вообще жить. А на моей улице – тем более.
Нет, ну вы подумайте! Идет себе, грызет орешки и мусорит! А убирать кто будет?
Я догнал ее и вежливо задал этот вопрос: кто будет убирать? А она в ответ нагрубила. Тогда я предложил пройти со мной. Она грубо отказалась. Тогда я убедил ее пойти со мной, и она, пусть с ворчанием, но подчинилась. Я порой бываю таким убедительным!
Эти старые улочки чудесны! Мы нашли тихое местечко и сели на так кстати подвернувшуюся лавочку. И поговорили. Думаю, я был безупречно вежлив, когда предложил ей доесть оставшиеся орешки. Вместе со скорлупками. Не грызя их и не жуя, а глотая прямо так, целиком. О да, я был очень настойчив и очень вежлив. Не уподобляться же этой грубиянке!
Конечно, она подчинилась мне. Ей пришлось это сделать. Я пообещал ей, что отпущу ее, когда она проглотит все до последней завалявшейся скорлупки. И я бы обязательно отпустил ее, я же человек слова! Но она – ах какая жалость – подавилась своими орешками. Какой-то орешек застрял у ней в глотке – ни туда и ни сюда.
Она уже не могла дышать, но еще была жива. Слезы потекли из ее глаз, и я достал платок – свой собственный платок – и начал вытирать ее слезы. Она угасала, а я обнимал ее, вытирал ее слезы и шептал на ухо, что все хорошо, что еще немного и все кончится, что все хорошо, а скоро станет еще лучше, что она никогда уже не будет плохой девочкой, а станет хорошей девочкой, очень хорошей мертвой девочкой, лучшей девочкой на свете!
Она умерла, а я еще какое-то время держал ее на руках, ощущая ее запах и ее теплую плоть. Потом я посадил ее на лавочку и так и оставил вместе с ее орешками.
Мой платок хранит ее слезы…
Хммм, надо будет купить дюжину новых носовых платков, а лучше две. Я хочу это повторить. И повторять снова и снова…

URL
08:01 

7 мая 2010

Это было вдохновение! Это было мгновенное озарение! И это было чудесно!

Хороший весенний день. Правда, хороший. Она шла по улице, а я следом. Она болтала по телефону. Приятный голос, я мысленно одобрил. И вдруг она срывается на визг! Ссорится по телефону.
Разве не обидно? Какое разочарование!
Все произошло очень быстро. Я догнал ее в несколько шагов, поставил подножку и резко толкнул на землю. Я все правильно рассчитал: она ударилась горлом о тот заборчик! Пара минут – блаженнейших минут, пока я наблюдал за ее агонией – и все было кончено. Она задохнулась. И, конечно, замолчала.
Нас никто не видел. Уходя, я быстрым и точным движением сломал ей каблук. Пусть теперь все думают, что сама споткнулась. Ну а как же? Ссорилась по телефону, отвлеклась, не заметила камешек, споткнулась о него, сломала каблук, окончательно потеряла равновесие, ударилась и умерла. Так и только так.
В паре метров от нее надрывался телефон, который она выронила при падении. Но это уже не нарушало моего мирного настроения.

URL
08:00 

21 апреля 2010, позже

Наверно, не стоило ее сбрасывать с такой высоты. Каюсь, просто не удержал. В результате у нее сломалась шея и обезобразилось лицо – веревка содрала кожу на щеке. Это минус.
Зато есть очевидный плюс: она молчит.

URL
08:00 

21 апреля 2010

Я почти сутки держал ее у себя. Живой и молчаливой. Долго вглядывался в ее лицо, стараясь запомнить. Я знаю, куда ее спрятать. Так, чтобы ее нашли уже через неделю. Ее семья имеет право знать, что с ней.

URL
07:59 

20 апреля 2010

Охота – это здорово! А ночная охота прекрасна вдвойне.
Я заприметил ее еще на главной улице. Она быстро шла и визжала в трубку. Ссорилась с дружком, наверно. Я невольно пожалел парня. Он ведь слышит такое каждый день. И, наверно, страдает. Ничего, я щедр. Я помогу и ему, так же как и себе. И в мире наступит блаженная тишина…
Все-таки эфир – гениальное изобретение!. Она сразу обмякла у меня на руках. И такое разлилось вокруг умиротворение!
А ведь она почти красива, когда молчит. Вот бы она всегда оставалась такой!
Надо ее куда-нибудь спрятать.

URL
07:59 

17 апреля 2010

Еще один день, наполненный визгом и головной болью. Надо срочно что-то с этим делать.

URL
07:58 

13 апреля 2010

Что толку взывать к небесам? Они далеко и не слышат. А мне кажется, что моя голова сейчас лопнет и расколется на мелкие части. Эта визгливая болтовня вгрызается в мозг. Есть же на свете девушки с хорошими низкими голосами. И умные среди них, наверно, тоже есть. Почему же мне так не везет?

URL
07:58 

8 апреля 2010

Новая соседка. И с той же разновидностью противных голосов, которую я так ненавижу. О, небо, сжалься надо мной! Пусть она побыстрее съедет отсюда.

URL
07:54 

6 апреля 2010

Это невыносимо. Каждую весну они начинают сначала повизгивать, а потом и открыто визжать. У них такие резкие противные голоса. Наверно, им кажется, что они мило щебечут. На самом деле это ужасно противно. Я не понимаю их дружков. Неужели они сами не слышат?
Если бы они этими противными голосами еще что-то умное говорили – можно было бы смириться. Но ведь нет. Глупость, тупость.
А мне нужен покой. Хоть иногда.

URL

Душитель из Ливерпуля

главная